Новости

Назад

К 65-летию Н.Н.Свентицкого

К 65-летию Н.Н.Свентицкого

 

Сначала издалека возникает его знаменитая улыбка: легкая, готовая в мгновение ока превратиться то в лукавую усмешку, то во взрыв заразительного смеха… Затем вы слышите этот неповторимый бархатный баритон с тембром à la Анатолий Кторов из шеридановской «Школы злословия»… А вслед за этим чувствуете себя едва ли не сметённым обволакивающей вас энергией снежной лавины! Лучшее, что вы можете сделать, оказавшись с ним рядом, это принимать его неограниченными дозами – как солнечный свет, запах моря, горный ветер или аромат грузинского вина… Едва попробовав, вы без него уже не сможете… Тот самый случай, когда умеренность вредна, да и попросту невозможна! 

Бесполезно пытаться втиснуть его в рамки каких-то однозначных определений. Он слишком многообразен, многозначен, непредсказуем, а главное – виртуозно, я бы сказал, фонтанирующе креативен, созидателен и талантлив!

Не спрашивайте меня, романтик он или практик! Признаюсь, доселе я никогда не видел такого практичного романтика… Он точно знает, что почём, как и в какой последовательности. Он одновременно генерирует идею, её смету и интервью по итогам… По количеству рождаемых им идей, он типичный платоник, возможно, даже гегельянец. А по скорости и эффективности их незамедлительного воплощения он – Генри  Форд и Ли Якокка в одном флаконе. В умении же убедить, зажечь и увлечь ему просто нет равных.

А поговорить? Это – рассказчик, собеседник и тамада от Бога… Вы хотите знать, кого из грузинских исполнительниц носил на руках Козловский, что связывало Пастернака и Табидзе, как сложились судьбы детей приютивших отца Немировича-Данченко князей Думбадзе, как русский наместник пожертвовал свое годовое жалование на создание грузинского драматического театра в Кутаиси, что сказала Верико Анджапаридзе после прочтения 102-го, нет, 29-го сонета Шекспира, - тогда вам к нему…

 «Любите ли вы театр...? Можете ли вы не любить театра больше всего на свете, кроме блага и истины?» У его театра – Театра имени Грибоедова, были отцы-основатели, гениальные режиссеры, выдающиеся актеры… 176 лет долгой, счастливой жизни… И тем не менее, зная то, что знают многие, я задаюсь вопросом, а дожил ли бы этот старейший в Грузии профессиональный театр до сегодняшнего дня без своего многолетнего ангела-хранителя? Отнимите у него его театр, и он, верно, умрёт… Отнимите его у театра, и этот театр умрёт без него…Он не просто любит Театр… Он в нём, им и ради него живет. Зная все его проблемы, недостатки, изъяны, с видимым театральным удовольствием играя роль карабаса-барабаса, чтобы тут же, случись что, с самоотверженной страстностью матери-наседки бросаться на защиту своих актеров, осветителей, костюмеров…

Россия и Грузия… Бесконечный список родных с детства имен и образов, этот навсегда амальгамный сплав истории, мировоззрения, поэзии, прозы, религии, семейных и дружеских союзов на фоне вошедшего в наше общее сознание и подсознание единого культурного кода… И вдруг порожденная политикой трагическая трещина… И все эти последние годы, когда казалось, что «распалась связь времен», он взял на себя еще одну нелегкую миссию – врачевателя и хранителя, нить за нитью бережно восстанавливая и сохраняя те узы любви и братства, которые веками определяли смысл и суть русско-грузинской дружбы… Там, где были сожжены многие мосты, он сам – где возможно – работал и продолжает работать таким человеком-мостом… В условиях же разорванных с 2008 года дипломатических отношений именно он был и во многом остается послом России в Грузии и Грузии в России.  

Сколько реализовано планов, проектов, сколько проведено фестивалей, гастролей, концертов – российских в Грузии и грузинских в России, сколько издано книг, журналов, сборников, один только уникальный двухтомник грузинской поэзии в русских переводах чего стоит! Нет, чтобы остановиться, смакуя содеянное и повторяя подобно Александру Сергеевичу «Ай да Пушкин, ай да сукин сын»… Нет, ему это неинтересно: он давно уже убежал далеко вперёд, окруженный послушно следующими за ним новыми проектами и идеями…

«Боящийся несовершенен в любви»… Ошибался ли он? Случалось. Конечно. И в людях, и, наверно, в чём-то ином… Не ошибаются лишь бездельники и безразличные. А он никогда не был ни бездельником, ни безразличным. Многое делая с оглядкой (ведь от него зависят столь многие – из его театра, и из созданного им легендарного «Русского клуба»), он, тем не менее, не привык бояться и не привык беречься…

В нем есть что-то от большого ребёнка, подчас истово ждущего признания и похвалы, подчас такого ранимого и одновременно искрящегося некоей только что овладевшей им мыслью или фантазией…

Любите его! Защищайте его! Храните его! Таких как он очень мало…

С днем рождения, человек, обременённый крыльями и талантом, неравнодушием и непокоем! С днём рождения, удивительный собеседник и трепетный друг!

С днем рождения, дорогой наш Николай Николаевич Свентицкий!

 

 

 

 

Дмитрий Трофимов

Глава Секции интересов России в Грузии